kornev: (Pycelle)
В каком-то интернет-магазине в разделе «подарки к Пасхе» увидел игрушку – динозаврик в Яйце. А в другом так и вообще значилось «Динозавров яйца Пасхальные». Погуглил – оказалось, что это уже мем, многие смеются или возмущаются («кощунство, однако»). Между тем, такое народное переосмысление теологии пасхальных яиц мне кажется примечательным. Я побеседовал на эту тему с соседом – православным клириком. И вот что он мне объяснил.Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Молодежный протест, который сегодня вызревает, может облекаться в любые политические формы, но на самом деле это «оппозиция свежего воздуха». Ее вызывает затхлость, беспросветность и токсичность самой атмосферы РФ, с которой жестко сталкиваются люди, вступающие во взрослую жизнь, и которую не поправить никакими политическими играми и перетасовками в рамках сложившейся «колоды карт». Эти новые протестующие, с чужих слов, подсунутых вовремя подсуетившимися взрослыми, могут, конечно, потребовать от Хозяев жизни чего-то малого и конкретного: «Сделайте для нас то-то и то-то». Но настоящий запрос у них совсем другой: «Уйдите на **й, все разом, и не мешайте нам жить!» Это самая опасная оппозиция, потому что ее не удовлетворить никакими полумерами и гнилыми компромиссами.

Дело ведь не только в нормальном юношеском максимализме (который тоже присутствует). Новая молодежь по самому своему мироощущению принципиально от нас отличается. Приведу такой пример. Допустим, некий Герой пришел освободить от Дракона принцессу (Новороссию). Посмотрел он на Дракона, и решил пойти на многоходовый хитроплановый компромисс: верхняя половина девушки освобождается, а нижняя половина остается под властью Дракона. И в то время как Герой устраивает победную фотосессию с освобожденными головой и бюстом принцессы, Дракон – тут же, на месте, - яростно насилует нижнюю половину ее тела. С точки зрения старших поколений - «Все О'Кей. Стакан наполовину полон». С точки зрения молодежи «герой» заслуживает смерти раньше, чем Дракон, ибо поглумился над самой идеей. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
«Стихотворения в прозе» Тургенева написаны как бы специально для формата Фейсбука или ЖЖ. Иногда и выбор тем, и сам подход напоминает соцсети. Вот, к примеру:

«– Если вы желаете хорошенько насолить и даже повредить противнику, – говорил мне один старый пройдоха, – то упрекайте его в том самом недостатке или пороке, который вы за собою чувствуете. Негодуйте… и упрекайте!
Во-первых – это заставит других думать, что у вас этого порока нет.
Во-вторых – негодование ваше может быть даже искренним… Вы можете воспользоваться укорами собственной совести.
Если вы, например, ренегат, – упрекайте противника в том, что у него нет убеждений!
Если вы сами лакей в душе, – говорите ему с укоризной, что он лакей… лакей цивилизации, Европы, социализма!
– Можно даже сказать: лакей безлакейства! – заметил я.
– И это можно, – подхватил пройдоха».


Тургенев в соцсетях бы не пропал. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
1. «Триллер» либо «Матрица»
Свой известный парадокс Ферми придумал в веселом и даже легкомысленном настроении ума, но смысл его поистине ужасен. Если мы не видим вокруг себя проявлений жизни ранее возникших инопланетных цивилизаций, то из этого можно сделать только два надежных вывода: либо наш Космос – «Обитель Смерти и Зла», либо – искусственная «Матрица».

В первом случае цивилизации или гарантированно самоуничтожаются на одном из этапов своего существования, или же сильно напуганы чем-то Ужасным и всячески таятся, скрывают следы своего существования. Или же в Космосе периодически случаются «Великие Зачистки», вызванные либо естественными причинами, либо кто-то могучий и злобный всех безжалостно уничтожает. «Технологическая Сингулярность», которая сметет человечество в его нынешнем виде и породит вместо него нечто Непостижимое, - еще одно из объяснений этого типа. Существенно при этом, что Порождения Сингулярности будут агрессивны и не оставят шансов на выживание более традиционным версиям человечества. И при этом они потеряют интерес к экспансии в другие звездные системы. У Чарльза Стросса в «Акселерандо» правдоподобно показан такой вариант эволюции: искусственные интеллекты, вытеснившие человечество, закапсулировались в виртуальном пространстве, физическим носителем которого является облако наночастиц вокруг Солнца, в которое (облако) размолоты все небесные тела Солнечной системы. Общий вывод из таких объяснений: Великое Безмолвие Космоса – это безмолвие Смерти или Чудовищной Метаморфозы, которая для нас равносильна Смерти. Человечеству нужно дрожать, бояться и готовиться к худшему. Read more... )
kornev: (Maus zur Macht)
Периодически приходится сталкиваться с «квалификационными» спорами относительно того или иного автора: «Нет, NN – не философ. Настоящий философ то-то и то-то». Причем такого рода разоблачения обрушиваются как на маргинальных и несистемных авторов (им часто ставится в вину невключенность в академическое сообщество), так и на членов академического сообщества (и тогда обычно все сообщество целиком предается поруганию как «шарлатаны», «изображалкины», «чиновники» и т.п.). Можно порадоваться за философию, потому что само наличие таких споров говорит о том, что кто-то все еще связывает это именование с претензиями на «статус в природе вещей» и неравнодушно относится к таким претензиям. Пока хотя бы 1 такой «наивный простец» существует, философам есть для кого философствовать.

Понятно, что сколько философов - столько и определений философии. Если все же попытаться найти нечто общее, то самый очевидный способ, как мне кажется, предложил Хайдеггер и растолковал Жан Бофре в своей книге «Диалог с Хайдеггером». Поскольку философию изобрели древние греки, и они «владеют авторскими правами» на само название «философия», то философ (в отличие от просто «мыслителя») – всякий, кто ищет мудрость и глубину в том же источнике, где ее искали греки. Read more... )
kornev: (Pycelle)
Помимо всяких антирусских политических гнусностей, высказанных Гейдаром Джемалем за последние пару десятилетий, у покойного есть и некоторая заслуга. Его поэтически-метафизический трактат «Ориентация - Север» некоторое время был культовым в некоторой узкой русскоязычной среде. «В сфере объективной реальности безраздельно правит вагинальный принцип» и т.п. Говорят «это не философия». А что тогда? Для атрибуции некоторого высказывания как «философского» важен не только сам текст, но и контекст, - когда, зачем и перед кем это сказано. Иначе любая кухонная пародия на Платона, Гегеля или Ницше сделает любого Петросяна «великим философом». Так вот, Петросяном покойный не был. Когда Джемаль писал всю эту метафизическую опупею, она для него была «вполне всерьез», «на пределе евразийского мышления». И для людей, его тогда читавших, - тоже «вполне всерьез», «на пределе евразийской способности понимания». Для мировой или европейской или даже русской философии этого маловато, а вот для национальной евразийской – самый раз. Как «выдающийся азербайджанский философ Евразии» покойный вполне на своем месте. Я, во всяком случае, о других азербайджанских философах не слышал, так что он, очевидно, лучший и известнейший из них. Мир праху, и пусть его смерть будет «истинной», как он того и желал. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
20 сентября в «The New York Times» вышла статья ”How a Russian Fascist Is Meddling in America’s Election”. В ней прямым текстом Путина обвиняют в фашизме, причем не только в фактическом, но и в принципиальном идейном фашизме – на основании частого цитирования белоэмигрантского философа Ивана Ильина. Ильин прожил сложную жизнь и много чего написал, и из него при желании можно вылепить и «идеолога русского фашизма», и «принципиального врага демократии и гражданских свобод» и т.п. Во всяком случае, автору статьи хватает аргументов, чтобы из «философии Ильина» вывести идеологическую необходимость для Путина коварно вмешиваться в американские выборы и желать разрушения самих основ американской демократии. Раньше то же самое советской верхушке инкриминировалось в связи с коммунистической идеологией, а теперь оказалось, что ильинская анти-коммунистическая тоже для этого прекрасно подходит.

Далее, на днях популярный во всем мире британский «Киркоров» Робби Уильямс выпустил клип, высмеивающий русских олигархов. (См. по ссылке не только сам клип, но и отдельно текст). В клипе российский олигарх представлен как зарвавшийся русский мафиози (с претензиями чуть ли не на мировое господство), окружающий себя «знаками русской элитарной культуры», среди которых – русский балет и мажоретки в роли домашней прислуги. Он показан так, как будто начитался «фашиста и врага демократии» Ильина, вперемешку с Ницше и маркизом де Садом («Party like a Russian / End of discussion»).

Особо хочу обратить внимание на то, что в обоих случаях «образ плохих парней» выстраивается без единого упрека за «возрождение советчины», «недолеченный коммунизм» и т.п. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Японцы в прошлом году выпустили новый сериал по манге «Тетрадь Смерти» (на торрентах есть в русском переводе). До этого был весьма удачный мультсериал и менее удачный кинофильм (где главного героя играл инфантильный «казахский» школьник). В новом фильме выбор актера получше. Он одарен специфической мимикой и способен мгновенно перевоплощаться из положительного студента-ботаника в этакого потешного «Доктора Зло». Очень забавным получился прокурор-мститель. Сюжет сильно сокращен и спрямлен, по сравнению с мангой и мультсериалом, но зато кончина героя показана более достойной. Обещают посмертное продолжение.

Несколько лет назад я уже писал на эту тему и проводил сравнение между «Тетрадью Смерти» и нашим «Преступлением и наказанием». Теперь я уже полностью уверен, что идея этой манги была навеяна Достоевским. Это не простое сходство, а прямой перенос русского сюжета на японскую культурную почву (какой же японец не читывал Достоевского!). Тем интереснее наблюдать проявившуюся здесь разницу двух культур. К размышлениям восьмилетней давности добавлю новые наблюдения, а заодно поправлю прежние неточности. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Заметил, как Егор Холмогоров медитирует над картиной Левитана «Над вечным покоем». Пожалуй, можно согласиться с тем, что сам Левитан воспринимал ее несколько иначе, чем современный зритель. Как следует из писем, эта картина для него именно «похоронная», жуткая, кто-то из друзей даже увидел в ней аналог последнего реквиема Моцарта, как бы отпевание самого себя. Есть показательный штрих, о котором Холмогоров не упомянул, хотя он подтверждает его оценку: Левитан признавался, что писал эту картину под звуки траурного марша из Героической симфонии Бетховена. Этот похоронный марш современным зрителем совершенно не воспринимается как адекватный фон для картины. Современного русского она не удручает, а умиротворяет. Скорее уж подойдет глубокомысленная баховская токката ре минор.

Но все же картина - это не фотография. Невозможно ее «понять лучше, чем сам автор». Разве что в каких-то мелочах, связанных с колоритом эпохи: для автора это - обыденность, он передает детали повседневности, не задумываясь, а для нас они вдруг обретают самостоятельный смысл. Или наоборот: значимое отсутствие какого-то важного штриха может навести ужас на современников, но последующие поколения просто ничего не заметят и не поймут. Например, картина «Всадник без головы» в таком будущем, где у всех от рождения ампутированы головы, будет восприниматься как «обычная конная прогулка». «И чему современники ужасались?» Вот эту отсутствующую, свежесрубленную голову на картине Левитана мы, вполне возможно, и не замечаем.Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Максим Соколов рассуждает об американских «двойных стандартах», сравнивая примеры Йемена и Украины. Когда же у нас взрослые люди с бородой станут изучать философию «вероятного противника» не по диснеевским мультфильмам, а по философским первоисточникам? Я уже объяснял подробно (на примере Дьюи), что американская философия принципиально исключает понятие «стандартов» в морали и международных отношениях. Для них само понятие о моральных «стандартах» - пережиток феодализма.

«Мораль — это не каталог мер или свод правил, которым надо следовать так же, как инструкциям аптекаря или кулинарным рецептам».

«...Этическая теория всегда пребывала в своеобразной гипнотической одержимости понятием о том, что ее задача состоит в открытии неких конечных целей или благ либо некоего абсолютного и верховного закона. …Не является ли вера в единственное, конечное и абсолютное (что бы под ним ни понималось — благо или всесильный закон) интеллектуальным продуктом той феодальной организации, которая уже изживает себя исторически, а также того представления о связном, упорядоченном космосе, где покой превыше движения, которое и вовсе исчезло из естественных наук?» (Дьюи. «Реконструкция в философии»)
Read more... )
kornev: (Pycelle)
Между тем, в моем «историческом блоге» продолжают выходить следующие главки текста «Ницшеанство мирового гегемона». Шестую главку, из-за неподъемного размера, пришлось разделить на две части.

5. КУЛЬТУРНАЯ ПОБЕДА

6. ФИЛОСОФИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ (Часть I)

6. ФИЛОСОФИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ (Часть II)

Здесь рассказывается о стратегии американского культурного доминирования и о той роли, которую сыграла в этом философия Дьюи. На самом деле изначально все эти три текста задумывались как единая главка, но походу дела она сильно разрослась, так как я счел необходимым обширное цитирование из написанного Дьюи американского аналога «Майн Кампф» и «Молота Ведьм», - поскольку речь идет о настолько «диких» вещах, что иначе вы бы мне просто не поверили («наговаривает на старичка Дьюи»).

Текст получился длинный и сложный, хотя я и пытался разнообразить его веселыми картинками. Так что если вы - дурак, то переходить по ссылкам не рекомендуется. Собственно, я затем и завел второй блог, чтобы на дальних подступах отсеять определенную публику, которая по понятным причинам (баталии вокруг Украины и т.п.) уже «заметила» текущий блог. В «историческом» блоге - значительно более жесткие требования к «степенности» и корректности комментариев. Правда, ведется он во «вневременном» формате, поэтому на ваши толковые замечания я могу ответить не сразу, а, например, через месяц.
kornev: (Maus zur Macht)
Известный русский политик и мыслитель Константин Крылов, вслед за Пелевиным и Галковским, ополчился на французскую философию. Что касается непонятности некоторых ее авторов и произведений, то здесь нужно иметь в виду следующее.

1. Философия – это всегда философия определенной великой нации, даже если сам автор это отрицает, а его доктрины получили «всемирно-историческое признание», далеко выходящее за пределы национальных границ. Если вы украсили свою коллекцию танчиков моделью немецкого «Тигра», это не значит, что «Тигр» был изобретен ради удовольствия коллекционеров по всему свету. Так же и с томиком Гегеля или Ницше у вас на полке.

2. Если философствует победившая (или хотя бы вполне суверенная) нация, она позволяет себе роскошь говорить обо всем открыто, честно, максимально простым и ясным языком, так что «даже дебилу понятно». Скажем, Александр Великий покорил Персию, тема персидских грантов греческим деятелям стала неактуальной, и вот Аристотель пишет в своей «Политике» откровенно и ясно: «Все народы делятся на нас, эллинов, и остальных – варваров, которые по справедливости являются нашими прирожденными рабами». Или вот Америка победила в I МВ, и, в дополнение к «Тезисам Вильсона» в политике, американский философ Дьюи выдвинул «тезисы Вильсона в философии» - книгу «Реконструкция (в) философии». В которой четко и лаконично объяснялось представителям старой европейской культурной традиции (я несколько утрирую): «Мы вас похороним: отправим все ваши устаревшие традиции на свалку, а ваших детей будем учить гомосятине и толерастии».

3. Если философствует проигравшая или зависимая (хотя еще и не вполне сломленная нация), то её мыслителям поневоле приходится быть путаными и многословными, чтобы максимально утаить смысл сказанного от врагов, которые ведь могут и наказать, если увидят в этой философии проект реванша или избавления от зависимости. Французы – как раз и есть такая зависимая нация, поэтому современная французская философия просто не может быть иной. Французские мыслители не могут позволить себе раскрыть планы своей нации перед лицом торжествующих врагов. Между тем, французы от природы – самая рациональная и ясно мыслящая нация в мире. И французские мыслители (от Декарта до энциклопедистов) были самыми простыми для понимания в ту эпоху, когда Франция ощущала себя достаточно сильной, чтобы быть откровенной. Read more... )
kornev: (Maus zur Macht)
Кажется, философ Шухов походя решил проблему «психофизического дуализма». Попытку наметить пути решения - см. по ссылке в сообществе ru-rationphil, а я бы хотел на этом примере обратить внимание, какую значительную роль в философском творчестве играют аналогии и метафоры. Собственно, критика философии со стороны Витгенштейна как раз и состояла в указании на тот факт, что все основные философские концепции и проблемы - это маргинальные артефакты различных «языковых игр» и их «некорректных» смешений, бессмысленные с точки зрения «народного хозяйства» и задачи «выполнить пятилетку в три года». Но на самом деле это нужно воспринимать отнюдь не как критику. Потому что любое интеллектуальное творчество так или иначе опирается на «лингвистический бриколаж». Скрестив две разных «языковых игры», мы получаем некий «странный», «висящий в воздухе» концепт, неиспользуемый в реальной жизни, и потом ищем ему поле приложения, к чему бы его приспособить. Иногда это просто «мусор», а иногда оказывается, что из этого концепта может вырасти новая языковая игра, весьма «полезная в народном хозяйстве».
kornev: (Maus zur Macht)
Тема «Интелло-кратии» и механизмов ее практического воплощения во времена Платона была в центре философского анализа. В наши времена ее вытеснили на периферию, как нечто недостаточно серьезное, ей занимаются, с одной стороны, социологи, с другой стороны, социальные фантасты, такие как Олдос Хаксли. Косарекс критикует одну из версий Интеллократии, предложенную Хаксли в «Острове»:

«Олдус Хаксли в иронической форме рассуждает об антинацистском тоталитаризме. Цитирую: В Рациональном (Разумном) Государстве человеческие существа будут разделены на отдельные виды не в соответствии с цветом своих глаз или формой черепа, но в соответствии с качествами их ума и темперамента. Экзаменующие психологи, натренированные до того, что будет казаться почти сверхчеловеческим ясновидением, будут проверять каждого ребенка и относить его к соответствующему виду. ...Три главных вида, - мистер Скоган продолжил, - будут следующими: Руководящие Интеллектуалы, Люди Веры и Стадо. Среди Руководящих Интеллектуалов будут все способные думать, знающие, как использовать определенную степень свободы и, увы, знающие, насколько ограничена свобода даже среди интеллектуалов ! – рамками своего времени (так и хочется заменить понятие рамок времени понятием рамками оперативной необходимости, прим. Переводчика). Избранная часть Интеллектуалов будет набираться среди тех, кто занялся вопросами практической жизни, и станет руководителями Рационального Государства. Они будут использовать в качестве своих инструментов власти Людей Веры, то есть Сумасшедших, как я их называю, которые верят в вещи иррационально, со страстью и готовы умереть за свою веру и желания. (конец цитаты из Хаксли)

...далее конструкция Скогана рушится при ближайшем рассмотрении ещё больше – Руководящие Интеллектуалы не могут отбираться на высшем уровне некими умными психологами с экстрасенсорными способностями на основании объективных критериев. Да они сомнут этих экстрасенсов в борьбе за место наверху, скрутят в бараний рог и заставят написать им нужные характеристики и подделать все результаты тестов! Теория Скогана, по которой живет наш мир, оказывается элементарной разводкой для интеллектуалов...» (конец цитаты из Косарекса)

Если резюмировать, то получается следующее. Мыслитель для упрощения задачи выдвигает тезис «Интеллократия должна быть с кулаками», но потом оказывается, что это «Нечто с кулаками» очень быстро перестает быть «Интеллократией» с «оазисом умников» наверху, и снизу доверху превращается в заурядную «Кулакократию» или «Чекистократию». И вот уже две с половиной тысячи лет, начиная с Платона, мыслители ходят по этому кругу. И когда ныне какой-нибудь молодой да резвый Яроврат или Номина снова «открывают» эту идею, мы можем видеть лишь очередную итерацию белки в колесе.Read more... )
kornev: (Maus zur Macht)
Я заметил, что Егор Станиславович Холмогоров за последние годы существенно вырос как мыслитель, по сравнению с эпохой «атомного православия». Вот, к примеру, любопытное размышление о предпосылках буддизма, которое вполне органично смотрелось бы в черновиках Ницше. Еще интереснее у Холмогорова – отсутствие специфических «кабинетных комплексов», которые превращают даже умнейших профессиональных философов в стерилизованных попугаев, долдонящих нечто на птичьем языке ради грантов и рангов. Вот, к примеру, начало его антилибертарианской статьи на тему социальной философии:

«Для теоретического обоснования коммунитаризма достаточно 5 минут ощупывания тела голого человека, нескольких месяцев подмывания ребенку попы, а также периодических наблюдений за тем, как тупят и глупят самые умные и разносторонние люди».

С точки зрения профанного сознания, «подмывание попы ребенку» – нечто отвлекающее от философских размышлений, некая бытовая рутина, из которой человек должен вырваться, чтобы обрести полет мысли. Любого на улице остановите, и он вам ответит, как нечто самоочевидное, что творчество и бытовая рутина несовместимы. А вот Холмогоров взял и превратил вполне заурядный опыт ухода за младенцем в источник философского осмысления. Большинство людей, профессионально занимающихся философией в России, просто боятся делать что-то подобное, их жизненный опыт кажется им настолько рутинным и убогим, что они, наоборот, отсекают его от процесса мышления и способны черпать вдохновение только из чужих книг. Поэтому реальных философов у нас раз-два и обчелся, а массовку академической философии составляют комментаторы чужих комментариев.Read more... )
kornev: (Maus zur Macht)
Россия - уникальное место в мире, где прямо сейчас на избирательных участках решается отнесенность страны к одной из двух фундаментальных философских парадигм: структурализму или постструктурализму. В 60-е годы философы уж было сделали вывод: «Люди уходят, остаются структуры». В ответ на это в одной из опустевших французских аудиторий 1968-го года было написано: «Структуры не выходят на улицы!» В сегодняшней России банальная (в других странах) процедура выборов превратилась в эпическое противостояние двух философий. Кто-то решил, что в России люди должны уйти, а остаться структуры и человеко-винтики, которых при нужде можно завезти и из Таджикистана. Политическая сцена за два десятилетия была переформатирована так, чтобы ничего человеческого на ней не осталось. Все человеческое стало «несистемным» и «маргинальным». Но люди не сдаются, и даже в этой ситуации пытаются найти брешь в обороне структур. Люди надеются, что структуры, в силу присущей им инерции, переиграют сами себя и нарушат свои собственные правила игры, произвольно переписывая голоса от одних своих пешек - другим.

Интересно, что исход этих выборов и последующие события жестко детерминируются характером противостояния: структуры должны победить в калькуляции голосов (и они победили бы при любом исходе, потому что человеческая сторона на этих выборах не представлена совсем). А люди затем должны выйти на улицы. И тогда посмотрим, кто кого.
kornev: (гоню телегу)
Константин Крылов детально разбирает некий «каверзный тезис». Разбирает в правильном ключе. Но слишком сложно и эмоционально. Этническая принадлежность - вещь простая и базовая, тут никакие сложные ходы не требуются.

Мой мастер-класс:

Вопрос: «А что делать, если человек, например татарин, искренне считает себя русским? Кто он?»

Ответ: «Он - татарин, искренне считающий себя русским».

Собственно, «вопроса» как такового и нет, потому что задающий сам уже все объяснил. Он определил человека как «татарина». Он сделал это, очевидно, на основании происхождения. На этом фоне совершенно непонятны его сомнения о том, что термин «русский» принципиально того же порядка и также описывает происхождение человека. Наряду с популярной «бритвой Оккама», есть не менее полезный предмет ментального обихода - «ножницы Витгенштейна». Если и так все понятно, то зачем еще один слой ярлыков, определений и объяснений? Здесь не к месту не только любые усложнения, но и редукционизм, желание все «упростить» и подверстать под одну гребенку.

Более общий вопрос, включающий в себя предыдущий: «Загадка века: полурусский, кто он? Русский или нерусский?»

Ответ: «Он полурусский». (Или же «альтернативно русский», для пущей политкорректности. Подробнее - в тексте «О границах русского»).

Возвращаясь к Людвигу нашему Витгенштейну и его языковым играм, понимаем, что «русский» - это маркер, используемый в целом комплексе языковых игр, причем везде несколько по-разному. Read more... )
kornev: (Maus zur Macht)
Кстати, философские основания «яровратова дискурса» в его наиболее значимой части были исследованы еще в 1994-97 году, - еще когда наш герой пешком под стол ходил.

См. «Господин Батая и Господин Ницше. Постмодернизм и тотальная утилизация»

Сам этот текст, в свою очередь, не является каким-то «откровением», а представляет собой маргиналию на полях философии европейского постструктурализма. Надо понимать, что российское мышление, насколько оно вестернизировано - настолько же вторично. Кто-то здесь, может быть, думает, что он представляет из себя нечто «оригинально-крутое», а на самом деле, он просто карикатура на полях великих текстов западноевропейской философии.

Но верно также и обратное. Если кто-то думает, что Яроврат - это «сермяжно-отечественный смешной казус на почве туссина», то он заблуждается. В его лице у нас в ЖЖ представлена весьма могущественная ветвь европейского Логоса.

P.S. На всякий случай, если кто не понял. Речь тут идет не о "плагиате" или о прямом влиянии (данный мой текст малоизвестен, а наш юный гений признался в том, что и западных философов он не читает). Он эти смыслы, естественно, воспринял непосредственно "из Эфира", уловил некоторые "силовые линии", пронизывающие культурное пространство. Но в "Эфир" то они попали в конечном итоге из этих вот "умных книжек". Или, точнее, авторы этих книжек почувствовали, изучили и откорректировали (вбрасывая в массовую культуру) эти тренды гораздо раньше, чем молодежь ими прониклась.
kornev: (гоню телегу)
С подачи болезненного интеллигента Ницше, который по жизни ощущал недостаток брутальности, «Сверхчеловек» стал отождествляться со «сверхживотным», «белокурой бестией». Эту идею впоследствии активно закрепил кинематограф. А результаты видны в нынешнем российском сознании, где идеал «Настоящего Мужчины» - это волосатое кулакастое животное, по малейшему поводу впадающее в истерику и набрасывающееся на первого встречного. На это еще наложилась и феминизация современного российского мужчины, отчасти вызванная «эхом войны»: целое послевоенное поколение выросло без отцов и не знало, как на самом деле выглядит настоящий Русский Мужчина. В итоге за «свойства настоящего Мужика» россиянами в массе принимаются сугубо педерастические истеричные закидоны. Россиянские «полубабы» уже не помнят о том, что главное мужское и альфа-качество характера – это самоконтроль, воля, выдержка. Неумение контролировать свои эмоции и агрессивные импульсы – это чисто женское истеричное свойство. А ведь оно в современной российской культуре подается как «идеал Мужского поведения». Дайте истеричной бабе пистолет, она при первом же припадке перестреляет окружающих, а россияне будут уважительно покачивать головами: «Сильная женщина! Поступила как Настоящий Мужик».

Древние греки в этом плане были гораздо умнее. Они четко отделяли Героическое и Сверхчеловеческое – от недочеловеческого зверства. Звероподобных варваров-«мачо» они воспринимали не как кумиров, образцов для подражания, а как потенциальных рабов, «говорящий скот».

Вот что пишет на эту тему Аристотель в «Большой этике»: «В душе коренятся три свойства, за которые нас называют дурными: порочность, невоздержность и зверство. …Когда мы видим полного негодяя, мы говорим, что это не человек, а зверь, допуская тем самым, что есть такой порок – зверство. Противоположная добродетель остается безымянной: она выше человека, как героическая и божественная. Безымянна же эта добродетель потому, что у бога нет своей добродетели: бог выше всякой добродетели и не добродетелью определяется его достоинство, потому что в таком случае добродетель будет выше бога. Вот почему безымянна добродетель, противоположная пороку зверства. Этому пороку противостоит добродетель божественная, не человеческая. Подобно тому как зверство – порок не человеческий, так и противоположная ему добродетель».

Мы видим, откуда Ницше позаимствовал идею о том, что Cверхчеловек «превыше добра и зла» (иначе «добродетель будет выше бога»). Однако, будучи от природы интеллигентом здоровым и гармоничным, Аристотель не совершил ошибки Ницше и не смешал Сверхчеловека с «Суперанималом». Аристотель понимал, что «Сверхзверь», в отличие от Сверхчеловека, не выше, а ниже добра и зла. Это просто животное.
kornev: (Maus zur Macht)
У меня сложилось впечатление, что огромное количество умнопишущей публики не столько потрясено преступлением Брейвика (искреннее человеколюбие им не свойственно), сколько ненавидит его от зависти. Многие поспешили принизить этот феномен, связать его с сугубо политическими маргинальными идеологиями. На деле же это - сбывание некоторых потаенных желаний, следы коих не трудно отыскать как в интеллектуальной, так и в массовой культуре. Брейвика взыскует любой дискурс, где массы людей объявляются «стадом», недостойным рассматриваться как полноправный субъект переговоров. Любое кино, где мы видим истребление зомби, вампиров, инопланетных паразитов сознания, «тупой косной толпы» и т.п.

Формирующийся на наших глазах миф Брейвика устроен строго по ницшеанским канонам. Вот она, та самая «белокурая бестия». Совокупность физического, интеллектуального и морального (волевого) совершенства, возносящая «сверхчеловека» по ту сторону добра и зла. Он и внешне «прекрасен, как дьявол», он и «бесстрашный воин», он и мыслит четко, без сантиментов. Базовое целеполагание Брейвика также вполне ницшеанское, причем не в «вульгарном», а в самом аутентичном смысле. Мотивы Брейвика - не «рессентимент» в отношении «чужаков», а война за сам «образ подлинного человечества», который, по общему мнению, разрушается нынешними культурными трендами. Если бы Ницше был жив, он бы сейчас аплодировал Брейвику, вводя в краску стыда тех, кто привык толковать его «невульгарно». А вот многих своих «невульгарных» почитателей он наверняка записал бы в «последних людей», которых пожирает «рессентимент». Read more... )

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios