kornev: (гоню телегу)
«Стихотворения в прозе» Тургенева написаны как бы специально для формата Фейсбука или ЖЖ. Иногда и выбор тем, и сам подход напоминает соцсети. Вот, к примеру:

«– Если вы желаете хорошенько насолить и даже повредить противнику, – говорил мне один старый пройдоха, – то упрекайте его в том самом недостатке или пороке, который вы за собою чувствуете. Негодуйте… и упрекайте!
Во-первых – это заставит других думать, что у вас этого порока нет.
Во-вторых – негодование ваше может быть даже искренним… Вы можете воспользоваться укорами собственной совести.
Если вы, например, ренегат, – упрекайте противника в том, что у него нет убеждений!
Если вы сами лакей в душе, – говорите ему с укоризной, что он лакей… лакей цивилизации, Европы, социализма!
– Можно даже сказать: лакей безлакейства! – заметил я.
– И это можно, – подхватил пройдоха».


Тургенев в соцсетях бы не пропал. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Прочитал недавно «Вирус Reamde» (2011 г.) американского фантаста-интеллектуала Нила Стивенсона, который ранее запомнился своим блестящим «Барочным циклом», гениальным «Анафемом» (американский вариант «Игры в бисер»), а также беспощадной критикой компании Apple. Помимо прочих достоинств, можно порекомендовать эту книгу старичкам, которые хотят понять, что из себя представляют «изнутри» многопользовательские сетевые игры типа WOW, и в чем там «фишка». Еще одна целевая группа – поклонники Д.Е. Галковского. Книга, местами, хорошо иллюстрирует известные рассуждения Галковского о будущем сетевых игр и той социальной среды, которая вокруг них складывается. (Одно из сюжетных событий книги - предсказанное Галковским восстание организованных пользователей MMORPG, которые «изнутри» самовольно переопределяют смысл, цели и базовую мифологию игры, чем ставят в тупик администрацию).Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Коллега [livejournal.com profile] sssshhssss вышел с интересным предложением, для почвы, уже подготовленной Галковским. А именно, чтобы не возиться с уязвимыми для троллинга и запретов «национализмами», точкой сборки русской субъектности сделать «Литературную Партию». Суть идеи, в моем вольном пересказе: «Священным Писанием» и источником дискурсов для этой партии служит Канон русской классической литературы Золотого и Серебряного веков, с добавкой лучших произведений и авторов советского времени. Границы Канона определяются самой партией, а слово «русская» в программных документах можно вообще не использовать – вполне достаточно определений «Классическая» и «Отечественная». Номинальная цель партии – изучение и пропаганда Литературы, встраивание нашей жизни в те Роли, которые очерчены в Каноне как положительные, и обеспечение максимально благоприятных политических, экономических и социальных условий для этого. При этом в дискурсе Партии все актуальные политические смыслы перетолковываются в выражения, содержательно и стилистически уместные с точки зрения Канона, а еще лучше – переводятся в прямые цитаты из классиков. Партия изначально мыслится как многофракционная и охватывает весь спектр политических устремлений русского народа, связывая каждую фракцию с фигурой какого-нибудь классика. Подлинная, не декларируемая цель Партии – культурная русификация всего политического дискурса и автоматическое отсечение тех его фрагментов, которые не совместимы с русской культурой.Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Японцы в прошлом году выпустили новый сериал по манге «Тетрадь Смерти» (на торрентах есть в русском переводе). До этого был весьма удачный мультсериал и менее удачный кинофильм (где главного героя играл инфантильный «казахский» школьник). В новом фильме выбор актера получше. Он одарен специфической мимикой и способен мгновенно перевоплощаться из положительного студента-ботаника в этакого потешного «Доктора Зло». Очень забавным получился прокурор-мститель. Сюжет сильно сокращен и спрямлен, по сравнению с мангой и мультсериалом, но зато кончина героя показана более достойной. Обещают посмертное продолжение.

Несколько лет назад я уже писал на эту тему и проводил сравнение между «Тетрадью Смерти» и нашим «Преступлением и наказанием». Теперь я уже полностью уверен, что идея этой манги была навеяна Достоевским. Это не простое сходство, а прямой перенос русского сюжета на японскую культурную почву (какой же японец не читывал Достоевского!). Тем интереснее наблюдать проявившуюся здесь разницу двух культур. К размышлениям восьмилетней давности добавлю новые наблюдения, а заодно поправлю прежние неточности. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Казалось бы, космическая фантастика - жанр настолько избитый и затасканный, что придумать там нечто принципиально новое писателю уже невозможно, остается только комбинировать и декорировать изобретения старых авторов. У современников всегда наготове законное оправдание: «А что вы от нас хотите? Все простые и гениальные идеи здесь уже давно разобраны, вот мы и штампуем стандартные космооперы одну за другой». Оказалось, что далеко не все. Карл Шредер в своем «Синхромире» сумел изобрести простую, изящную и гениальную «мирообразующую» идею, которая раньше никому в голову не приходила. Read more... )
kornev: (Pycelle)
Что такое «Игра престолов» с культурологической точки зрения? Американцы, у которых не было собственного американского Средневековья, в глубине души комплексуют перед Европой и хотят занять пустое место у себя в прошлом хотя бы вымышленными Средними веками. Мир «Игры престолов» - это «протез» тех Средних Веков, которые Америка хотела бы заполучить задним числом. Галковский в свое время открыл, что «поскреби американца - найдешь **хла» (цитата не точная). У американцев, как и у украинцев, если копнуть глубже в прошлое, нет полноценной суверенной истории. Но американцы умнее, они не стали в лоб навязывать всем американский вариант «древних укров», с воплями и прыжками, а решили исподволь соблазнить весь мир аппетитной сказочкой, которую все полюбят. И вам уже самому хочется верить, что мир Джорджа Мартина существовал на самом деле, что у Америки все-таки было свое интересное и красочное Средневековье, «все как у Людей»: с рыцарями, замками и драконами. Конечно, умом вы понимаете, что норманны («андалы») в Америке не прижились, и никого, кроме индейцев («детей леса»), в те времена там не было. Но на каком-то глубинном уровне осознания Вестерос постепенно замещает вакантное место «Средневековой Америки» и со временем именно так будет восприниматься. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Недавно искал новые мультики для ребенка и обнаружил, что Кот в сапогах из «Шрека» получил основательное продолжение. Оказалось, что выходит уже второй сезон сериала, и еще снят полнометражный мультфильм о его приключениях с Шалтаем-Болтаем из «Алисы». При этом из «Шрека» позаимствован только сам кот, а другие герои и сюжетные линии абсолютно независимы. И даже мир сериала не включает ни малейшего цитирования из мира «Шрека» (это утрированная «Мексика», а не «Сказочное королевство»). Это выгодно отличает данную продукцию от того, что обычно называется «сиквелами» и «приквелами» (сравните это, к примеру, с полностью вторичным Эпизодом VII «Звездных войн»).

Оставив в стороне мультфильм, вернемся к исходной сказке «Кот в сапогах», написанной в XVII веке. Поскольку речь идет о назидательной истории для детей, вполне уместно поискать там «воспитательный момент»: социальный шаблон, навязываемый читателю. Кто у нас герой («Кот»)? Выходец из низов, в которого «инвестировали» старшие родственники (их символизирует хозяин кота). Их стартовая поддержка позволила ему «натянуть дворянские сапоги» и пойти «обделывать дела», проявляя ум и смекалку. Делая карьеру, он заботится о том, чтобы тащить за собой наверх свою родню. В итоге его семья занимает место в кругах высшей знати, вытесняет с этого места герцога Людоеда и забирает его владения. Очевидно, Людоед - символ разбойной феодальной знати «старого закала», которая притесняет народ и плохо служит королю.Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Моя заметка о «Триумфе Русского Мира» неожиданно вызвала серьезное внимание почтенных людей. К сожалению, дальше названия люди, как обычно, читать не стали, и троллинг, адресованный «свидомитской» аудитории, приняли на свой счет. Между тем, в тексте четко и доступно объясняется, о каком именно «триумфе» идет речь и в каком именно аспекте рассматриваемого события (признание ущербности лимитрофных языков, продвигаемых как альтернатива русскому). Ни о каком восхищении «огромными достижениями» там речь и близко не велась. Не нужно быть гением филологии, чтобы понять, что слово «триумф» было использовано cum grano salis и что это попытка отыскать хоть что-нибудь утешительное в награждении нелояльного к русским автора, хоть чем-то уязвить торжествующих «свидомитов». Однако вот уважаемый [livejournal.com profile] loboff увидел в этом точку зрения, полярно противоположную позиции недовольных алармистов (которую ярче всего представляет г-н Завольский). Это общая беда «русского дискурса»: из малейшей разницы в расстановке акцентов лепить «несовместимые, полярно противоположные позиции» и тут же делиться на два воюющих лагеря. Я же, напротив, как обычно, сместил акценты от «полюса» в сторону «золотой середины», и, по сути, написал ободряющий комментарий на полях алармистов в стиле «Не унывай, товарищ!», «Никогда не сдавайся!», «Не все еще потеряно!». Единственное, в чем я должен серьезно поправить пессимистов-алармистов: вручение Нобелевской премии г-же Алексиевич само по себе не является «чистым актом зла» или «чистым активом наших врагов», а есть лишь фишка на игровой доске, которую можно использовать по-всякому, раз уж противник действует на нашей культурной территории. Название моей заметки было сформулировано так, чтобы читающий при всем желании не смог пройти мимо этой важной мысли.

Далее я постараюсь объяснить, почему умным русским не выгодно выставлять г-жу Алексиевич ни «исчадием ада», ни «полным ничтожеством». Прежде всего потому, что такая реакция, со всей очевидностью, предусмотрена составителями «программы» («кровавые орки ненавидят писателя-пацифиста, который рассказал о них правду»). Чем более «убийственными» аргументами вы будете «сражать» г-жу Алексиевич, чем более холодными потоками презрения будете ее поливать, тем лучше впишетесь в рамку, приготовленную для истинного адресата этого послания. Диалог, который хочет завязать Европа с этим адресатом, пройдет для нее более успешно, если его фоном будет служить ожидаемая реакция «орков». Точнее, если «орки» добровольно самоустранятся из содержательной части этого диалога, ограничившись лишь «шумовыми эффектами» или презрительной миной. Быть может, вы думаете, что европейцы не разбираются в цене вещей и готовы пожертвовать престижем Нобелевской премии, просто чтобы поощрить ничтожного диссидента за пару антироссийских выступлений? Очевидно, если уж они сделали на человека такую ставку, то считают его не мелким клопом-вонючкой, а весьма ценной фигурой в том диалоге, который намерены вести. И вряд ли у вас получится блокировать этот диалог путем типовых советских заходов, в стиле «это вообще не писатель, а тунеядец, потому что мы не дали ему справку с печатью». Лучше оставить эмоции в стороне и разобраться, какого рода диалог и с каким адресатом хочет наладить Европа посредством этой фигуры.Read more... )
kornev: (Pycelle)
Европа враждует с Россией, хочет ее уничтожить, но не может не признать культурное превосходство Русского Мира. Многие высказывают политические претензии к награжденному автору, но обратите внимание на один важный нюанс. Нобелевскую премию госпоже Алексиевич дали за произведения, написанные на русском языке, а не на украинском, белорусском, эстонском и т.п. Но вместо того, чтобы порадоваться общей победе Русского Мира перед лицом других языковых миров, у нас на автора обрушились с множеством мелочных придирок. Похоже, люди думают, что Нобелевский комитет должен был предварительно согласовать свое решение со всеми политическими тусовками России, получить разрешение с печатью от российских чиновников и «корочку» от ФСБ. Смешно.

На примере г-жи Алексиевич мы видим иллюстрацию известной истины о том, что злейшим врагом русского человека является другой русский человек. Ее фрондерская политическая позиция в данном случае стала просто удобным предлогом (иначе критика и сосредоточилась бы на политических аспектах ее творчества, а не размазывала автора по стенке как полное ничтожество). Стоит русскому прийти к успеху или отметиться чем-то достойным, и другие озлобляются, стараются его утопить, отрицают его заслуги и вообще вычеркивают из числа «своих». Концепцию «игры с нулевой суммой» обитатели Русского Мира, в отличие от других народов, направляют не вовне, а вовнутрь собственной среды. Какой-либо «русско-мировой» солидарности в этом случае не заметно даже у блоггеров-националистов. С г-жей Алексиевич у нас разделываются в безапелляционных традициях советской критики, путем произвольного развешивания ярлыков. «Она бездарна, мелка, конъюнктурна, она не писатель вообще, ее никто не читает, и вообще, зачем вы нам тычете ЭТИМ в лицо?» Но мы то прекрасно понимаем, что любой такой критик начал бы петь автору дифирамбы и возносить как всемирного гения, если бы тот, без повышения уровня мастерства, принадлежал к его тусовке и выражал одобренные ею взгляды. При этом люди ухитрились бы перетолковать в достоинства даже те черты, которые сейчас обличают как недостатки. Скажем, в журналистской манере письма (наиболее частый предлог для придирок) увидели бы сугубые достоинства: «уникальный творческий метод», «близость к пульсу реальной жизни», «новый этап развития русской классической прозы» и «соответствие новейшим мировым трендам».Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Люди раскопали статью Горького 1922 г., в которой он пытался «завязать диалог» с белой эмиграцией на почве общей ненависти к русскому народу (крестьянству). Любопытнее всего, что тогдашние рассуждения Горького во многом пересекаются с речениями современных отнюдь не «советофилов» и «левых», а именно «либерастов», «правых», «гонителей совков и ватников» и прочей подобной публики. Обыгрываются те же самые идеи: народ темен, своекорыстен, политически несознателен, агрессивен, не любит интеллигенцию, не хочет «прогресса». То есть, ополчаясь на «быдло, орков, совков и ватников», человек всерьез полагает, что он «белый», «истинно русский» и «борется с тяжким наследием большевизма», а на самом деле он повторяет «прогрессорские» и «русофобские» штампы большевистских агитаторов первого, откровенно антирусского этапа советской власти. Конечно, Горький вряд ли писал «отсебятину»: ему подсказали, что вот, такие-то мысли сейчас популярны среди части белой эмиграции, разочарованной поведением простого народа в 1917-1922 гг., и неплохо бы на этой почве людей «окучить». Однако реальные белые (в отличие от их современных самозваных «продолжателей») не купились на пропаганду Горького и проигнорировали его «быдлоборческие» потуги.

В наше время «горьковская» оценка народных масс стала характерной чертой системных либералов, «демшизы», а также многих представителей право-консервативного и право-националистического лагеря. При этом одни ненавидят народ просто за то, что он - русский, а не какой-то другой, а иные (играющие на почве национализма), - за то, что он «недостаточно русский», не укладывается в какие-то их догмы и капризы, «слишком осовечен», «и вообще это уже не русские, а сброд генетически неполноценных совков и ватников». Целиком избавились от «быдлоборчества» только левые народно-патриотические силы. Это единственная часть политического спектра России, которая никогда не обзывает народ «совками» и «ватниками» и, в целом, готова любить и защищать его таким, какой он есть. За пределами народно-патриотического лагеря редко можно встретить светлую мысль о том, что народ - это данность; что элита и государство должны приноравливаться к свойствам народа, а не наоборот; что национальный характер за пять минут не переделать, что можно лишь дать простор для проявления хороших качеств народа и компенсировать, с помощью государственных институтов, его недостатки. Read more... )
kornev: (Pycelle)
По ссылке у Галковского обнаружил новое (еще не завершенное) творение Константина Крылова: роман «Факап» по мотивам Стругацких. Вещь настолько «клейкая», что я не смог оторваться, пока не прочитал все. Это в корне изменило мое представление о писательском потенциале Крылова. Раньше он у меня проходил в ряду «политиканствующих литераторов» или «пописывающих политактивистов» 2 разряда, в почетной компании Лимонова, Витухновской и Широпаева. Т.е. сугубо «нишевые» авторы, которым приходится дополнительно привлекать к себе интерес, выдумав яркую политическую и мировоззренческую позу (исследованию этого феномена я посвятил давнюю культурологическую статью). Раннее творчество Крылова («Харитонова») хотя местами и небезынтересно (роман «Успех»), но в целом очень неровно. Скажем, роман «Юбер Аллес» (написанный Крыловым в соавторстве с каким-то украинцем) произвел на меня впечатление тяжеловесной болезненной графомании, после чего я закрыл для себя интерес к Крылову-писателю. Но после «Факапа» я поставлю Константина Крылова в один ряд с Сергеем Лукьяненко и Александром Громовым, лучшими (на мой вкус) писателями-фантастами современной России, умеющими совместить захватывающий сюжет, интересную футурологию и философские размышления о сущности человека и мира. Никакие «политические костыли» ему больше не нужны. Это не нишевой неудачник, а вполне состоявшийся «мейнстримный» писатель-фантаст. Которому теперь остается только засесть за работу и поставить вещи, подобные «Факапу», на «поточное производство».Read more... )
kornev: (гоню телегу)
У Крылова интересное наблюдение о неизменности нравов «рукопожатной» общественности со времен Пушкина и до наших дней: «Перенеси любого из них в любой момент русской истории, и мы всегда будем точно знать, что он скажет по какому поводу, и даже - какими словами». Интересно, что устойчив не только весь этот дискурс целиком, но и отдельные его подвиды. Вчитайтесь в следующую тираду Самозванца в пушкинском «Борисе Годунове»:

«Товарищи! мы выступаем завтра
Из Кракова. Я, Мнишек, у тебя
Остановлюсь в Самборе на три дня.
Я знаю: твой гостеприимный замок
И пышностью блистает благородной
И славится хозяйкой молодой. -
Прелестную Марину я надеюсь
Увидеть там. А вы, мои друзья,
Литва и Русь, вы, братские знамена
Поднявшие на общего врага,
На моего коварного злодея,
Сыны славян, я скоро поведу
В желанный бой дружины ваши грозны».

То есть, не сегодня родилась вся эта широпаевщина, все эти «сыны славян», записывающиеся ради «славянского братства» в батальоны украинских карателей, дабы убивать «колорадов и ватников, приспешников коварного злодея Путина». Разумеется, Пушкин в итоге дезавуировал этот дискурс. Полураскаявшийся Самозванец признается сам себе: Read more... )
kornev: (Pycelle)
Символом «национал-предательства» творческой интеллигенции у нас неожиданно сделали безобидно блеющего Макаревича. Между тем, из всех украиномыслящих интеллигентов Макаревич в наименьшей степени заслуживает ярлыка «предатель», ибо за всю свою творческую карьеру ни разу не высказал симпатий к русским и русской государственности. Он никого не «предавал»: он изначально был по другую сторону линии фронта. Свои госнаграды он именно за это и получил, и было бы нелепо наказывать человека за то же, за что его раньше поощряли и награждали. Фактически, из этой истории сделали шумное прикрытие для настоящих предателей, для тех деятелей культуры, которые заработали себе имя на реконструкции российского империализма, но после Крыма резво спрыгнули с поезда и сделали вид, что «ждут трамвая». Ярким примером таких «хитрожопых провокаторов» является Акунин.

Сейчас Акунин строит из себя «совесть нации», примазывается к Макаревичу, к Гессен и к другим безупречным образчикам «рукопожатности». Между тем, большая часть творческого наследия этого великого, без преувеличения, русского писателя, была воспринята широкой публикой как открытое восхваление Российской Империи и самого духа русского империализма. Главный положительный герой Акунина, Фандорин, благодаря книгам о котором автор, собственно, и получил широкую известность, является «Джеймсом Бондом» Российской Империи, беззаветно ей преданным и готовым ради нее на любые подвиги. И вот этим Фандориным Акунин 20 лет промывал мозги русским читателям, прежде всего – молодежи. Конечно, внимательные аналитики скажут, что Акунин держал фигу в кармане, что под видом ностальгии по Империи он норовил подсунуть русским всякие двусмысленные гадости. Но большинство простых читателей этих тонкостей просто не заметили. А в популярнейших фильмах, снятых по произведениям Акунина, все эти нюансы вообще потерялись. В российской культуре Акунин прочно занял место «певца Империи», воспитавшего целое поколение российской молодежи в духе беззаветного служения русскому империализму. И вот это поколение выросло, и мы получили то, что имеем. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Блоггера [livejournal.com profile] ar1980 покоробило, что в соцсетях какие-то бандерофилы посмели использовать в утешение побиваемым карателям первые строки стихотворения Анны Ахматовой «Мужество». В знак протеста он процитировал это стихотворение целиком:

Анна Ахматова. Мужество

Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова, -
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!
февраль 1942

Тень русской поэтессы Анны Ахматовой реет, разумеется, над Стрелковым и его «Белой Гвардией», а не над петлюровскими недобитками, драпающими сейчас от Донецка с обгорелыми задницами. Что за идиотом нужно быть, чтобы стихи русских классиков использовать в поддержку людей, воюющих против русского языка, русской культуры, русской истории и всего русского? Место этому стихотворению Ахматовой – на плакате со Стрелковым и стрелковцами.
kornev: (birema)
Футуролог и писатель-фантаст Федор Дмитриевич Березин, который некоторое время назад вступил в ряды Донецкого ополчения, теперь назначен полномочным представителем командующего ополчением и министра обороны ДНР Игоря Стрелкова. Приятно сознавать, что два таких достойных человека вместе борются за одно дело. Его блог: [livejournal.com profile] hrapypris31. Его брифинг (4.06.2014):



Все это, конечно, еще одно свидетельство поразительной литературоцентричности русской культуры. Все, о чем написано в русских книгах, когда-нибудь сбывается. Потому враги и ненавидят русскую литературу, русский язык. Мечтали русские писатели-патриоты, что бесконечное отступление России когда-нибудь остановится, и вот, оно остановилось. Наколдовали. Березин, автор фантастики военно-стратегического направления, книг о грядущей войне с Америкой и НАТО, буквально попал в собственный сюжет. По ссылке – видео, где «Баллада о борьбе» Высоцкого наложена на видеоряд из экранизации «Игры Престолов» популярного ныне Джорджа Мартина. Но что-то я сомневаюсь, чтобы Мартин мог вот так, как Березин, взять в руки меч и броситься в осуществившийся мир собственных книг. Ждем теперь, когда начнут сбываться книги Зорича…
kornev: (гоню телегу)
Лев Николаевич Толстой, как известно, сделал адаптированный перевод басен Эзопа. Скорее даже не перевод, а переложение на русские мотивы. И кое-какие басни были им написаны не по сюжетам Эзопа, а лично от себя. Вот одна из таких оригинальных русских басен:

Журавль и аист

Мужик расставил на журавлей сети за то, что они сбивали у него посев. В сети попались журавли, а с журавлями один аист.

Аист и говорит мужику:

«Ты меня отпусти: я не журавль, а аист; мы самые почетные птицы; я у твоего отца на доме живу. И по перу видно, что я не журавль».

Мужик говорит:

«С журавлями поймал, с ними и зарежу».


Сейчас у многих «аистов» еще есть время задуматься.
kornev: (Pycelle)
В рассказах о Холмсе пару раз фигурирует клуб «Диоген», от других клубов отличающийся запретом на разговоры. На первый взгляд, такое правило отрицает саму суть «клубности», и, кажется, этот образ - просто подтрунивание Конан Дойла над английской склонностью к экстравагантности и чудачествам. Но если мы вспомним, что Британия во второй половине XIX века (как и любая другая великая держава того времени) была полицейским государством со все более усиливающейся тайной полицией, то идея «клуба молчунов» приобретает некоторую осмысленность. Read more... )
kornev: (гоню телегу)
Сегодня - день рождения писателя-эколога Анатолия Сергеевича Онегова. Нашему поколению он известен по радиопередаче «Школа юннатов», журналу «Юный натуралист» и тем книгам о природе и человеке, которые ставят Онегова в один ряд с Пришвиным и более ранними писателями-натуралистами русской школы. Собственно, на Онегове, по существу, и заканчивается эта большая традиция рассказывать о природе не описательно, а пропуская через личность и философию автора.

Причина, по которой крупные издательства сегодня не издают не только публицистические книги Онегова, но и «золотую классику» («Я живу в заонежской тайге» и др.), лежит не столько в политической плоскости (месть за гражданскую позицию), сколько в сфере доминирующей культурной политики и бизнес-конъюнктуры. С одной стороны, издательства предпочитают иметь дело со «стерилизованной» литературой на тему природы, которая «не обременяет» себя миссией воспитания любви к своей родине и народу. С другой стороны, книготорговля в «глубинке» за рамками развлекательных бестселлеров сегодня деградировала, и книги, потенциально имеющие «миллионную», но рассредоточенную аудиторию, добраться до читателя не могут. Наконец, на фоне Онегова многое из того, что сегодня издатели проталкивают «на безрыбье» в нише «литература о природе для детей и подростков», будет выглядеть бледно и убого.

Впрочем, Онегов не унывает, потому что интерес благодарной публики к его творчеству поддерживается вопреки политике крупного книжного бизнеса. Кроме здоровья и хорошего настроения, хочу пожелать дорогому Анатолию Сергеевичу (и нам, его читателям), чтобы издатели наконец-то взялись за ум, и не только перевыпустили онеговскую классику (от «таежных» произведений до «Русского леса») и книги для детей, но и помогли ему в осуществлении новых проектов и творческих замыслов.

Блог писателя - [livejournal.com profile] onegov, сайт - http://www.onegov.ru
kornev: (гоню телегу)
Художник-иллюстратор Александр Павленко записал свои интересные размышления о феномене детства в позднесоветской культуре. Если в здоровом обществе культура, предназначенная для детей, готовит их к будущей взрослой жизни, то в брежневскую эпоху она, в значительной мере, превратилась в культ детства как «вещи в себе». Человек, пропитанный такой культурой, вместо того чтобы радоваться собственному взрослению, должен был впадать в ностальгию по «уходящему детству» и рассматривать взросление как своего рода «изгнание» из «волшебной страны детства». Этот тренд равным образом отразился в литературе, кинематографе, детских песнях той эпохи.

Словами самого автора: «Пока была жива сталинская культура, ребёнка, как во всем мире, рассматривали как заготовку взрослого человека и потому большинство предназначенных для детей текстов того времени популярно разъясняли малышу мир, в котором тому предстояло работать и сражаться. ...Хрущовская литература для детей знакома мне поверхностно, но у меня составилось представление, что предназначалась она в основном мальчикам и была наполнена эйфорией открытий. Тайга, лесные реки, безымянные озёра, бесконечно расширяющиеся горизонты, пафос и азарт первопроходцев. Но с приходом застоя начался совершенно новый период развития советской культуры для детей. ...Дети из советских книг для детей никогда (ну, почти никогда) не взрослели. ...в советской детской культуре 60-70-х звучал призыв к прекрасному мгновению: «детство мое, постой, не спеши, погоди!» Ребёнок оставался ребёнком. В детском мире никогда и ничего не происходило окончательно». Read more... )
kornev: (гоню телегу)
По инициативе Кирилла Еськова масса писателей-фантастов, включая левых-космополитов-интернационалистов, вступилась за Константина Крылова, судимого за мыслепреступление ("Хватит кормить Кавказ!"). Это пример для подражания всем тем, кто претендует быть членом нормального гражданского общества.

"Мы, нижеподписавшиеся – писатели-фантасты, переводчики, издатели и просто любители фантастики, – глубоко встревожены фактом судебного преследования русского националиста Константина Крылова (известного в нашем сообществе как писатель «Михаил Харитонов»), против которого возбуждено уголовное дело по «экстремистской» 282-й статье.

Среди нас есть «правые» и «левые», «патриоты» и «космополиты-западники», «либералы» и «консерваторы» (вплоть до самых крайних «охранителей»); политические взгляды Константина Крылова (одного из лидеров Национально-демократической партии) большинству из нас чужды, а кое-кому – отвратительны. Тем не менее, все мы считаем своим гражданским и человеческим долгом выступить в его защиту, поскольку, на наш взгляд, политическая подоплека данного дела очевидна.

...На наш взгляд, «дело Крылова» выглядит бесспорным абсурдом даже на фоне некоторых судебных процессов последнего времени, вызвавших широкий общественный резонанс в связи с очевидностью их политической подоплеки, и если достаточно широко известному в России и за рубежом философу, публицисту и писателю будет вынесен обвинительный приговор, – это, помимо прочего, будет еще и позором России".


Подписавшихся см. в ЖЖ Еськова: http://afranius.livejournal.com/230748.html

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios