kornev: (гоню телегу)
[personal profile] kornev
Блокирование ресурса СиП можно считать последней точкой в мечтаниях о скорой «национализации элит», которые появились на волне украинских событий. Многие полагали, что атака Запада на бизнес и зарубежную собственность российских элит заставит их стать патриотичными, начать вкладываться в Россию и развить здесь какую-нибудь версию государственного национализма, если не «русского», то хотя бы «общероссийского» (что тоже неплохо по сравнению с «проходным двором» для всего СНГ). Но в итоге остался без изменений жесткий курс на сохранение «проходного двора», на удушение российской экономики и на выкачивание капиталов из России. А заигрывания с русским народом, проявившиеся в эпоху «Русской весны», снова стали государственным табу. Идеологическая линия СиП, включающая в себя русский национализм, державную государственность и праволиберальные ценности, идеально подходила для мягкой трансформации нынешнего компрадорского режима в некое подобие национального государства. Демонстративное отбрасывание этой возможности означает, что верхушка ни на малейшие уступки русским интересам не пойдет и будет решать свои проблемы с «партнерами» за счет деградации России и удушения русского народа.

Поскольку блокировку нетрудно обойти, многие полагают, что для русских никаких серьезных последствий она иметь не будет. «Кому нужно - все равно продолжат читать, а платный доступ к ресурсам СиП является гораздо большим препятствием, чем эта блокировка». На самом деле последствия будут: это значительно уменьшит цитирование и обсуждение материалов СиП в русской блогосфере. Ссылка на материалы запрещенного сайта может стать основанием для судебного преследования, - прецедентов тому достаточно. А значит, с запретом СиП не просто уничтожается узел русской коммуникации, но и перемещаются в «сферу опасности» все те материалы, которые с ним связаны. Все тексты, размещенные на этом ресурсе, даже не имеющие отношения к актуальной политике, по умолчанию отнесены к числу «экстремистских», и любое копирование или цитирование этих текстов, теоретически, может быть наказуемым. Может стать поводом к тому, что за вами «придут». Это относится и к прекрасным профессиональным, повышающим интеллектуальный уровень читателей, материалам на темы истории, экономики, культуры и даже к переводам зарубежных авторов. То есть, с этим запретом вырезан целый кусок коллективного «русского разума». Целый пласт русской интеллектуальной коммуникации отнесен к сфере запрещенного и преследуемого. Это классический акт геноцида, ничем не отличающийся по сути от гонений на русский язык на Украине.

Многие, прочитав это, начнут кричать, что СиП, якобы, курировался и финансировался со стороны Кремля, что «казачок Просвирнин был засланный» и т.п. Такая критика имела бы смысл, если бы этот ресурс оставался сугубо политическим и его значение для русских свелось бы только к продвижению некоторой политической линии. Но он уже давно вышел за эти рамки и превратился в универсальный интеллектуальный узел русской нации. Более того, он приобрел социально-биологическое измерение, поскольку позволял подкармливать немалое число русских интеллектуальных авторов, у которых в РФ не так много возможностей заработать текстами, повышающими совокупный русский интеллект. Запрет СиП - это не просто мелкая пакость в отношении «смешного фашиста Просвирнина», это удар по целому нервному узлу русской нации, совокупный интеллект и совокупная ценность которого значительно превышают таковые лично Просвирнина. Самое главное, что этот узел «играл на повышение» и при этом сохранял способность быть популярным, в отличие от многих других тусовок, называющих себя «русскими».

Напомню, что я по ряду важных вопросов жестко полемизировал с Просвирниным и его сотрудниками (Никитин, Богемик), никакого участия в деятельности СиП не принимал и, собственно, не получал оттуда никаких приглашений. Но удар по русскому коллективному разуму, нанесенный блокировкой этого ресурса, настолько значителен, что здесь уже не до личных счетов и мелких разногласий. Это тот случай, когда по реакции публики можно четко сказать, кто - за русских, кто - против русских (или просто дурак). Никакие сугубо идеологические разногласия, в том числе отношение к СССР или к Сталину, такого четкого размежевания не дают. Как показал пример Донбасса, если для идеологического оппонента национальная солидарность - превыше всего, если он - «в нашем окопе», то это «свой», какие бы тараканы у него в голове не бегали. Но если человек ошибается в простой и однозначной ситуации «наших бьют», то это по сути «чужой», каким бы русофилом он себя не выставлял.

Кстати, сам СиП такую «проверку на вшивость» выдержал. В то время как многие, называвшие себя «русскими» и «правыми националистами», с началом Русской Весны или прямо переметнулись на украинскую сторону, или поначалу стали воротить нос от донецких повстанцев как слишком «просоветских» и «ватных», Просвирнин и его коллеги четко и однозначно поддержали русскую сторону. Они смогли возвыситься над идеологическими нюансами и сочли, что национальная солидарность важнее. Тем удивительнее, что сегодня находятся люди, которые одобряют репрессии против них, припоминая им нелюбовь к советскому и нарушение советских идеологических табу.

September 2017

S M T W T F S
     12
345 67 89
1011 1213 1415 16
17 18192021 2223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:12 am
Powered by Dreamwidth Studios