kornev: (гоню телегу)
[personal profile] kornev
Почтенная публика перевозбудилась от речей нашей нобелевской дамы. Возмущаются, обижаются, норовят пнуть в ответ. Некоторые - по-простому, некоторые – поизощреннее. Самые хитроумные изначально выбрали «беспроигрышную» стратегию типа «виноград еще зелен» («Нобелевская премия девальвировалась и ничего не значит»). Даже ребята-пранкеры подключились – «вывели на чистую воду двуличную лицемерку». Но если разобраться, то ведь ее собственная ниша – тоже по сути пранкерская: «С вами говорит Великий Писатель. Да, в натуре Великий, и Справка есть!» С политической точки зрения, Алексиевич – это инструмент, «палка». Если вас стукнули палкой, то обижаться нужно не на палку, а на того, кто держит палку. А полезнее – не обижаться и не строить гримасы, а уяснить намерения и дать посильный отпор. И кстати, вы действительно думаете, что скандальное («саморазоблачающее») интервью просочилось в инфосферу случайно, вопреки воле тех, кто курирует нашего лауреата?

Стало модно троллить Алексиевич ее прошлым советского пропагандиста. Но ведь Нобелевскую премию ей вручили не какие-то «совки, бомжи и мигранты», а представители Европейской Элиты. Они ее Отметили, дали ей статус и «градус», поделились с ней кусочком своего авторитета. И сделали это с определенной целью: публично поощрить за «единственно правильный» взгляд на Россию и русских, - тот, который более всего удовлетворяет нынешнюю Европу. Всякий, кто «европоориентирован» на пространстве бывшего СССР, кто ищет пряников от Европы, должен русофобствовать примерно в том русле, которое проложила Алексиевич.

Интересно, что вначале этот выбор зарубежных Хозяев у части нашей «пятой колонны» вызвал протест (вспомните вал «несогласных» публикаций из этой среды). Жгуче завидуя Алексиевич, и при этом сознавая, что по уровню писательского дарования она ничем не превосходит первого попавшегося представителя этой тусовки, они пробовали проявить фронду (с подтекстом «Почему она, а не я? Чем моя русофобия хуже?»). Теперь эта лавочка закрыта. Цель публикации радикально русофобского интервью – это дисциплинирование «пятой колонны», представители которой отныне потеряли моральное право относиться к Алексиевич без должного восторга. В нынешнем информационном контексте малейшая критика Алексиевич будет расцениваться как несогласие с ее русофобией, что ни один из представителей этой среды себе позволить не может. Те, кто ранее выражал к ней неприязнь, теперь получили удобный предлог изменить свою позицию без потери лица и встать на ее защиту против «рассерженной ваты». Отныне им, стиснув зубы, придется работать на ее авторитет, или хотя бы не покушаться на него. Ибо такова воля Хозяев.

С интервью разобрались, теперь следует уяснить, кто является главным адресатом той «культурной струи», которую символизирует и возглавляет Алексиевич. Понятно, что массовой западной публике на нее и ее творчество наплевать. Русским в РФ – тоже наплевать, поскольку они уже давно все поняли. Российская «пятая колонна» – в данном случае не адресат, а конкурирующая часть общего механизма. Но вот сознание представителей Русского Мира за пределами РФ, особенно интеллигенции, уязвимо, и на них-то в первую очередь нацелена данная пропаганда. Обработка с помощью Алексиевич и ее подражателей нужна затем, чтобы не было больше Крыма и Донбасса, чтобы русские за пределами РФ не «ждали с цветами русских танков», а наоборот, ненавидели и боялись Россию. Волна ненависти и презрения в адрес Алексиевич со стороны российской публики, кстати, отлично вписывается в эту задачу. Понятно, что «несчастные орки, зомбированные пропагандой», именно так и должны реагировать на «Благое Слово Великого Писателя со Справкой». Большая часть патриотических критиков, по сути, превратилась в часть «подтанцовки», которая Сценаристами была предусмотрена с самого начала.

Более рассудительная часть русской публики, «русские европейцы» в этом случае помочь ничем не могут, поскольку когнитивный диссонанс вывел их из строя. Они, на украинский манер, много лет рассуждали о том, что Европа только и ждет, чтобы по-братски принять русских в свои объятия, как только Россия снимет с себя «мерзкое совковое обличье». А оказалось, что именно здоровое европейское поведение русских Европу пугает более всего, и она вполне сознательно желает ложно интерпретировать законные желания русских и выставить их безумными орками. Русский угоден Европе, только если изначально отказывается от права на национальную солидарность и человеческое достоинство. Сознавать это «русским европейцам» неприятно, и логичная реакция – спрятать голову в песок, отрицать серьезность нобелевского инцидента и обижаться на тех, кто принимает Алексиевич всерьез – как серьезное оружие серьезных европейских людей. Во всяком случае, именно такая реакция последовала, когда я указал на наиболее «танкоопасные направления» («Русский Мир хотят эмансипировать от России») и предложил подумать о том, как можно перевернуть ситуацию или хотя бы сделать «хорошую мину при плохой игре» («Триумф Русского Мира»).

А такие возможности были, поскольку игра ведется на нашем поле. Тот факт, что был награжден человек, пишущий на русском, принадлежащий к языковому Русскому Миру, а не какое-то украиноязычное или белоруссоязычное существо, является слабым местом в позициях противника (особенно в виду его главной целевой аудитории). Пранкеры своей провокацией, кстати, вскрыли, насколько далеко могла зайти Алексиевич, если «взламывать» ее по-умному. С этим можно было как-то поиграть, особенно в тот первый момент после награждения, когда лауреат подвергся активным нападкам со стороны конкурирующей русофобской публики, а патриотическая публика выступала еще довольно вяло. Но для конструирования подобных «макиавеллических игр» нужно, конечно, быть европейцами, а не лакеями Европы. Тупой рефлекторный визг в ответ на болевой укол – максимум того, на что мы сегодня, как нация, способны.

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios