kornev: (гоню телегу)
[personal profile] kornev
Дело видеоблоггера Соколовского, на свой страх и риск изгонявшего покемонов из православного храма, проницательные люди (см. afranius, wanderw) трактуют по аналогии с делом Пусси Риот, - как провокацию, направленную на омрачение имиджа Церкви, с одной стороны, и «либеральной общественности», с другой стороны. И действительно, это дело явно способствует дискредитации не только Церкви, но и всего «служилого сословия» России в глазах молодого («цифрового») поколения. Но конфликт, который обрисовывается этим делом, не умышленный, как в случае с Пусси, а вполне реальный. Сам по себе блоггер Соколовский, вкупе со своими деяниями и мнениями, не искусственный «проект», как Пусси, а естественный продукт своего поколения и своей культурной среды. Это дело максимально выпукло обрисовало несовместимость стиля жизни «цифрового» поколения с представлениями, ценностями и повадками носителей сложившейся системы власти в России.

Еще раз подчеркнем принципиальное отличие этого дела от скандала с Пусси Риот. Пусси относятся к молодежи только физиологически, по возрасту. Весь «креатив» Пусси придуман старперами в погонах, которые в плане молодежной культуры застряли где-то в 1960-х, максимум - в 1980-х гг. Все пуссианские перформансы - это «спецоперации» с «хитрым планом», а не некое спонтанное проявление молодежной активности. Поэтому движуха вокруг Пусси реальную «школоту» всерьез не обеспокоила, люди просто не отнесли эту ситуацию к себе. Иное дело Соколовский: он «плоть от плоти» специфической «ютубовской журналистики»; средний, типичный представитель этой культурной среды. Все его «раздражающие» черты, сам стиль его взаимоотношений с реальностью и даже его отношение к религии, - «родовые» для «цифрового» поколения и в той или иной степени присутствуют у всех его представителей.

Если вам до сих пор был чужд весь этот сегмент культуры, то найдите с помощью Гугла канал Соколовского. Посмотрите, о чем и как он вещает («скандальные» записи там, кажется, до сих пор присутствуют). Потом посмотрите, о чем и в какой стилистике вещают другие видеоблоггеры, топовые и не очень, направляющие свое внимание на фильмы, игры, тенденции моды, различные актуальные темы, волнующие молодежь. Тогда вы поймете, что Соколовский - так же «уникален», как муравей в муравейнике, а скандальный «репортаж» о ловле покемонов в храме - это, по жанру, обычный «летсплей» (запись игры с едкими комментариями). Специфика Соколовского лишь в том, что он, в погоне за рейтингом, направил свое внимание в табуированную сферу. Просто один единственный муравей случайно забежал к вам в сахарницу и устроил там «провокацию». Но сам по себе муравей - это не «провокация», а реальность, и за ним маячит еще миллион муравьев, ничем от него не отличающихся. Это нужно понимать, - на случай, если у вас появилось желание разворошить муравейник и передавить муравьев, но при себе нет никакого подходящего инструмента, кроме голой задницы.

Ознакомившись с этим сегментом культуры, вы поймете также и нечто более важное. Ненависть государственных «защитников Веры» в адрес Соколовского вызвана не столько смыслом его поступка («демонстрация атеизма»), сколько стилем исполнения и самим габитусом блоггера. «Праведный гнев» по большей части адресуется не к конкретному поступку, а к родовым чертам поколения. Соколовский, такой какой он есть (а вместе с ним - еще миллион «цифровых муравьев»), просто не совместим с тем образом молодежи, который «старперы у власти» могут считать сколь-нибудь приемлемым. Если бы свой воинствующий атеизм Соколовский выразил в классическом «старперском» стиле, никто бы его преследовать не стал, и в этом смысле взрослые сторонники атеизма (Познер и т.п.) напрасно беспокоятся. «Фурор» произвело именно органичное вливание темы в габитус «цифрового поколения». И молодежь прекрасно почувствовала, что в лице Соколовского был осужден не атеизм как таковой, а сам стиль ее жизни, все то, что она считает нормальным, естественным и привычным. Отныне «поколение власти» рассматривается «цифровым поколением» не как источник мелких неприятностей и курьезов, а как фундаментальная угроза самому его существованию.

Мне сложно представить, что в стране, где через 30 лет будет жить 100 миллионов «Соколовских», смогут сохраниться такие типажи власти, как «Президент Путин», «Патриарх Кирилл», «Судья Шопоняк». Какой бы злобной и диктаторской ни была власть в массовом обществе, она вынуждена подстраиваться под господствующий человеческий ландшафт. «Цифровой ландшафт» налагает определенные требования на сам стиль существования власти. В частности, этому стилю абсолютно противопоказаны «светобоязнь» и «споробоязнь», как и любые их мельчайшие внешние проявления (которые только притягивают удары, как страх - притягивает агрессию собак). Здесь я хочу напомнить, что еще не так давно «сверху» всерьез пытались вбросить идею о законодательном запрете видеорегистраторов (и до сих пор всерьез воюют со «шпионскими спецсредствами» в руках населения). «Энтузиастов» в данном случае остановили, но сам инстинкт панической светобоязни - это наиболее существенная черта габитуса нынешней власти, особенно в глубинке, и никакой внешней мимикрией под «цифровую открытость» это не компенсировать.

Вспомним, что против поколенческих сдвигов даже сталинцы с их гигантской системой принуждения не смогли ничего поделать. Сталинизм в России пришлось свернуть и заменить на нечто более человечное, когда подросли более культурные советские поколения, воспитанные сталинской же системой образования. Власть не может ничего противопоставить изменениями тектонического масштаба, происходящим в обществе. Это слишком затратно. Если власть слишком выделяется из общего ландшафта и «прет против рожна», то в конечном счете до необходимых косметических преобразований додумается одна из группировок самой же власти, присвоив себе в награду имущество и засушенные головы менее расторопных конкурентов.

При этом нет особой разницы, является страна по-настоящему суверенной или чье-то «владение». «Хозяева полуколонии» заинтересованы в сохранении колониальной администрации только до тех пор, пока она способна дешево обеспечивать стабильность. Если сам габитус администрации становится фактором нестабильности, провоцирующим возмущение большинства населения, то такую администрацию «скормят» народу и заменят на нечто более адекватное и дешевое. Благополучие миллионов российских чиновников, силовиков и политических администраторов сегодня обеспечивается только тем, что их специфический габитус и способ осуществления власти пока что соответствует габитусу большинства населения. В тот момент, когда они начнут «резко выделяться», они перестанут быть «хранителями стабильности» и станут источником нестабильности. И тогда «Хозяева России» (кто бы они ни были) уничтожат их как социальный слой и заменят на тех, в ком «100 миллионов Соколовских» будут видеть «своих».

Чисто инстинктивное желание представителей власти «все это удушить и обломать в зародыше» лишь усугубляет ситуацию и заставляет «цифровое поколение» поскорее осознать свою полную чуждость тому, что сегодня в России является властью. Здесь можно провести отдаленную параллель с такими провокациями, как «Кровавое Воскресенье» 1905 г. и «Ленский Расстрел» 1912 г., которые в сознании значительной части населения зафиксировали абсолютную пропасть между народом и верхушкой. Они запустили цепочку событий, по итогам которых старая элита была сметена, а в России на много десятилетий стал невозможен иной стиль существования, кроме рабоче-крестьянского (либо мимикрии под него). Возможно, в перспективе 20-30 лет, точно также будет сметено и затоптано все то, что не вписывается в стиль жизни блоггера Соколовского. В этом смысле блоггер Соколовский - не просто «слуга Сатаны», о чем, наверняка, догадались проницательные представители судебной системы, но самый настоящий Всадник Апокалипсиса - для них, их детей и внуков, и всего их социального слоя.

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios